Книга «Текстология Нового Завета», Брюс Мецгер (первое русское издание)

Книга «Текстология Нового Завета» является одним из наиболее известных изданий авторитетного американского учёного в области библейской текстологии, профессора новозаветного языка и литературы Брюса Мецгера (1914—2007).

ПОДРОБНЕЕ ОБ ИЗДАНИИ

Полное название книги — «Текстология Нового Завета. Рукописная традиция, возникновение искажений и реконструкция оригинала».

Впервые эта книга была издана на английском языке в 1964 году, второе издание вышло в 1968-м, а третье — в 1992-м. Английское название книги — The Text of the New Testament. На русском языке эта книга была опубликована в 1996 году Библейско-богословским институтом св. апостола Андрея (ББИ) в сотрудничестве с издательством «Герменевт». Перевод на русский был сделан с третьего издания, опубликованного Оксфордским университетом (Англия) в 1992 году.

В 2005 году на английском языке вышло четвёртое издание этой книги, в 2013-м появилось второе русское издание, а в 2018-м — второе русское переработанное издание.

Статья, которую вы читаете, основана на первом русском издании этой книги 1996 года. Цитаты и номера страниц приводятся именно из этого издания.


Эта книга в первую очередь ориентирована на студенческую аудиторию, изучающую богословие и филологию, но она написана вполне доступным языком и может оказать помощь всем, кто серьёзно интересуется греческим текстом Нового Завета. В ней можно найти основополагающие знания, касающиеся новозаветных рукописей и методов их исследования.

Для тех, кто начинает знакомиться с библейской текстологией, отметим, что в этой книге слово «критический» используется не в негативном, а в научном смысле. Имеется в виду библейская критика как наука, занимающаяся анализом древних текстов Священного Писания.

Обложка книги «Текстология Нового Завета»

Критическими называют издания древнееврейских и древнегреческих текстов, включающие так называемый критический аппарат — примечания с описанием разночтений и других особенностей библейских рукописей.

Наука и искусство

В «Предисловии к первому изданию» Брюс Мецгер пишет о цели этой книги и задачах новозаветной текстологии следующее:

Цель настоящей книги состоит в том, чтобы познакомить читателя со спецальной наукой и искусством текстологии применительно к тексту Нового Завета. Научная текстология имеет дело с: а) созданием и распространением книг в древности, б) описанием наиболее известных рукописных документов, содержащих текст Нового Завета, а также в) историей критики текста Нового Завета — в той мере, в какой последняя отражается в ряде сменявших друг друга печатных изданий греческого Нового Завета. Искусство текстологии выражается в умении найти взвешенные аргументы в пользу того или иного варианта при анализе нескольких разночтений (стр. XIV).

Несколько раз на страницах этой книги звучит мысль о том, что текстология — это не только наука, связанная с обширными знаниями и многочисленными исследованиями. Текстология — это также искусство, связанное с умением проводить всесторонний анализ рукописных разночтений, целью которого является определение вариантов, наиболее близких к тексту оригинала. Вот что автор говорит об этом в главе «Применение критического метода», говорит не только как учёный, но и как учитель:

Научить человека, как стать текстологом, все равно, что научить кого-нибудь, как стать поэтом. Можно сформулировать основополагающие принципы и критерии и описать некие процедуры, но корректное их применение в каждом конкретном случае остается уделом сообразительности и проинцательности студента (стр. 207).

Содержание книги

Книга состоит из трёх частей общим объёмом 325 страниц:

  • Часть первая: Новозаветные рукописные материалы.
  • Часть вторая: История текстологии Нового Завета в изданиях греческого текста.
  • Часть третья: Применение критического метода к тексту Нового Завета.

Далее кратко рассмотрим каждую из трёх частей книги.

Часть первая: Новозаветные рукописные материалы

В первой части автор рассказывает об изготовлении книг в древности: какие материалы использовались, как выглядели древние книги, как работали древние писцы и как появлялись вспомогательные средства: деление на главы и стихи, предисловия, пунктуация, комментарии и т. п. Всё это можно назвать первым, базовым уровнем знакомства с новозаветной текстологией.

Древние книги изготавливались либо в виде свитков, либо в виде кодексов (сшитых листов). Кодексы начинают активно распространяться на рубеже I-II веков именно в христианской среде. В качестве писчих материалов в древности использовался папирус или пергамент, названный по имени города, упомянутого в Отк. 2:12. Пергам славился качественным производством этого материала.

Все новозаветные рукописи можно разделить на две категории по стилю письма или почерку. Наиболее древние рукописи написаны почерком, который известен как унциал, а почерк более поздних рукописей называется минускул. Подробнее о двух почерках Нового Завета можно прочитать в одной из наших статей.

Приведём интересный отрывок из первой части книги (стр. 10-11):

В древности писцы писали не на строчках, как мы делаем сегодня, а под ними, как бы подвешивая греческие буквы под прочерченной линией. Как правило, между словами или предложениями не имелось никаких пробелов (такой тип письма называют непрерывным – scriptio continua), и вплоть до VIII в. знаки пунктуации встречались в рукописях лишь в единичных случаях. Разумеется, порой из-за отсутствия точного словоделения смысл предложения мог быть двояким. В английском языке, например GODISNOWHERE могло бы быть прочитано совершенно противоположным способом — атеистическим и теистическим (“God is nowhere” – “Бога нигде нет” и “God is now here” – “Бог сейчас здесь”).

Однако не следует думать, что в греческом языке такого рода двусмысленности встречались часто. В этом языке действует правило, согласно которому (за очень редкими исключениями) все исконно греческие слова могут оканчиваться только на гласный (или дифтонг) или на один из трех согласных: ν (ню), ρ (ро) и ς (сигма). Кроме того, маловероятно, чтобы scriptio continua представляло сколь-нибудь существенную трудность для прочтения текста, поскольку в древности обычно чтение текста осуществлялось вслух (даже в том случае, когда рядом с читающим никого не было). Таким образом, несмотря на отсутствие пробелов между словами, произнося написанное вслух, слог за слогом, можно было привыкнуть к чтению слитного написания (scriptio continua).

Интересны сведения о стоимости полной Библии в III веке по Р. Х. По некоторым оценкам изготовление одного экземпляра Библии, написанной на пергаменте, в то время обходилось в 30 тысяч динариев. Динарий был основной серебряной монетой у римлян, и один динарий в новозаветное время считался хорошей платой за день работы. В III веке дневная оплата труда обычного работника вряд ли превышала два динария, т. е. примерно 600 динариев в год. Сделайте несложные расчёты.

В первой части книги также приводится информация о свидетелях новозаветного текста. Этими свидетелями являются 1) греческие рукописи новозаветных книг, 2) переводы Нового Завета на другие языки и 3) многочисленные цитаты отцов церкви. С краткой информацией об этих исторических документах и их количестве можно ознакомиться в этой статье на нашем сайте. Раздел «Важнейшие свидетели новозаветного текста» в книге Мецгера занимает почти 60 страниц (стр. 33-91).

Часть вторая: История текстологии Нового Завета в изданиях греческого текста

Во второй части приводится обзор наиболее важных печатных изданий Нового Завета на греческом языке, начиная с «Комплютенской многоязычной Библии», напечатанной в 1514 году, и заканчивая греческим Новым Заветом, выпущенным Объединёнными библейскими обществами в 1966 году. Это второй уровень знаний в области новозаветной текстологии.

Комплютенская многоязычная Библия (или Комплютенская Полиглотта) — это шеститомное издание библейских текстов на еврейском, арамейском, греческом и латинском языках, работа над которым осуществлялась в Испании под руководством кардинала Хименеса. Слово «комплютенская» происходит от латинского названия города, в котором это издание вышло в свет, — Комплютум (Complutum); испанское название этого города — Алкала. Первым в январе 1514 года был напечатан тираж пятого тома, содержавшего греческий текст Нового Завета и греческий словарь. Печать остальных томов и утверждение этого издания папой римским потребовало ещё нескольих лет, поэтому Комплютенская Полиглотта была официально представлена читателям только в 1522 году.

Комплютенскому тексту было суждено стать первым печатным Греческим Новым Заветом, но первым опубликованным, т. е. выпущенным на рынок в 1516 году, оказалось издание, подготовленное в Швейцарии знаменитым голландским учёным Эразмом Роттердамским (1469—1536). Оно было не таким объёмным как многотомная Комплютенская Полиглотта и потому более доступным для широкого круга читателей. Эта доступность и отсутствие конкурентов стали основными факторами популярности этого издания.

Спустя столетие после публикации Греческий Новый Завет Эразма Роттердамского стал называться Textus Receptus (Текстус Рецептус), что в переводе с латыни означает «общепринятый текст». Подробнее о нём можно прочитать в этой статье. Мецгер описывает краткую историю и недостатки этого издания, а затем переходит к истории текстологии Нового Завета, которая начинает активно развиваться как наука с середины XVIII века.

В этом разделе книги автор говорит о принципах новозаветной текстологии, перечисляет известных учёных, которые внесли вклад в развитие этой науки, и кратко рассказывет о типах новозаветного текста и наиболее известных изданиях греческого текста Нового Завета вплоть до 1960-х годов.

Часть третья: Применение критического метода к тексту Нового Завета

Третья часть занимает около половины всей книги. В ней рассказывается о становлении текстологии как научной дисциплины, описываются современные методы текстологии, объясняются причины возникновения ошибок при передаче текста Нового Завета и излагаются основные критерии оценки разночтений.

Эта часть книги, возможно, покажется наиболее сложной из-за её научного стиля и содержания. Приведём лишь некоторые цитаты, которые важны для понимания научного подхода Брюса Мецгера. После обзора наиболее распространённых ошибок переписчиков новозаветных рукописей и описания критериев оценки вариантных чтений, он говорит (стр. 206):

Одной из опасностей, подталкивающих представителей любой науки к противостоянию, является тенденция к одностороннему и чрезмерно упрощенному анализу и решению заранее несопоставимых вопросов. В текстологии эта тенденция может наблюдаться тогда, когда ученый, вооружившись каким-либо одним методом или критерием анализа текста, более или менее неразборчиво применяет его к широкому спектру задач…

Далее он высказывает предостережения против одностороннего и неоправданно упрощенного подхода при анализе разночтений и цитирует работу А. Е. Хаусмана, опубликованную в Кэмбридже в 1903 году:

Мы не должны иметь излюбленный метод. Исправлять текст одним методом так же глупо, как и лечить все болезни одним лекарством. Переписчики знали и беспокоились о нас и о наших вкусах не более, чем болезни заботятся о вкусах докторов. Они допускали ошибки не однотипные, а разные, поэтому и средства к их исправлению тоже должны быть разными (Houseman A. E. ed, M. Manilii Astronomicon, liber primus [Cambridge, 1903]).

ЕЩЁ ОДНА ЦИТАТА ХАУСМАНА

Чтобы у студента, которому предназначена рассматриваемая книга, не создалось впечатления, что текстологические процедуры стереотипны и схоластичны, Брюс Мецгер приводит ещё одну цитату из эссе Хаусмана по текстологии:

Текстология это не раздел математики и вообще не точная наука. Она имеет дело с материалом не твердым или постоянным, как числа и линии, но с текучим и изменчивым; а именно – со слабостью и изменчивостью человеческого ума и с его непослушными слугами, человеческими пальцами. Поэтому здесь недопустимы жесткие-и-быстродействующие правила. Было бы много легче, если бы они имелись; по этой причине многие люди пытаются сделать вид, что таковые правила существуют, или как минимум поступают так, как если бы они существовали.

Конечно, если вам нравится, то вы можете иметь такие жесткие-и-быстродействующие правила, но в этом случае у вас будут ложные правила, и они приведут вас к неправильным результатам, потому что их простота делает их неприменимыми к непростым задачам, осложненным личностным фактором.

Текстолог, занятый своим делом, не во всем похож на Ньютона, изучающего движение планет: он более походит на собаку, выискивающую блох. Если собака искала бы блох согласно математическим моделям, основывая свой поиск на статистике ареала и популяции, она никогда бы ни поймала ни одну блоху, разве что случайно. Блохи требуют к себе индивидуального подхода; точно так же любая задача, стоящая перед текстологом, должна рассматриваться им как, возможно, единственная в своем роде.

В разделе «Процедура оценки вариантных чтений» Мецгер рассказывает о четырёх типах греческого текста, на которые в середине XX века было принято разделять все имеющиеся в распоряжении учёных новозаветные рукописи: Византийский, Западный, Кесарийский и Александрийский. Описывая эти типы или группы текстов, он отмечает, что не следует относиться к этой классификации, как к чему-то статичному и строго определённому (стр. 208):

Для облегчения процесса определения типов текста, поддерживающих данные вариантные чтения, студент должен свободно владеть информацией, содержащейся в приведенных ниже таблицах свидететелей текста. Однако при этом необходимо помнить, что предположения об этих типах текста не являются статичными и строго определенными, напротив, каждый тип текста вовлечен в процесс развития, который, несмотря на присущие ему отличия и характерные черты как единого целого, не может быть изолирован в строгих и точно очерченных границах.

Следует отметить, что в следующем издании этой книги, вышедшем в 2005 году, Брюс Мецгер исключает Кесарийский тип текста и разделяет рукописи по трём типам: Западному, Александрийскому и Византийскому. Подробнее о типах новозаветного греческого текста мы рассказываем в отдельной статье. Этот раздел библейской текстологии очень важно знать всем, кто изучает греческий текст и переводы Нового Завета.

В конце третьей части книги Брюс Мецгер приводит шестнадцать примеров текстологического анализа конкретных фрагментов новозаветного текста: Деян. 6:8; Ин. 7:53—8:11; Мк. 16:9-20; Кол. 2:2 и др. В некоторых случаях, как говорит Мецгер, «текстолог должен просто признать свою неспособность сделать уверенный выбор между двумя чтениями» (стр. 241). Так или иначе, авторы изданий Греческого Нового Завета, как правило, указывают имеющиеся в том или ином стихе разночтения в критическом аппарате, т. е. подстрочных комментариях к греческому тексту.

Приложение

Приложение добавлено к третьему изданию книги Брюса Мецгера, вышедшему в 1992 году. Оно соответствует структуре второго изданиия, вышедшего в 1968 году, и дополняет её разделы новой информацией.

В этом дополнении описываются достижения новозаветной текстологии в период с 1966 по 1990 гг. В частности, представлен обзор последних научных исследований, уточнено количество имеющихся на 1990 год греческих рукописей Нового Завета, дополнена информация о древних переводах Нового Завета и цитатах отцов церкви, а также перечислены известные издания Греческого Нового Завета, опубликованные после 1966 года.

Две крайности

Сегодня можно встретить статьи или услышать мнения, согласно которым Брюс Мецгер в своих научных исследованиях допускал серьёзные ошибки, высказывал лживые утверждения, обвинял отцов церкви и даже авторов Нового Завета в преднамеренном искажении текста Библии, выступал против доктрины о Троице, отрицал божественность Христа и т. п. Эта статья не ставит целью опровержение подобных обвинений. Отметим лишь то, что они не соответствуют действительности, являются очевидно предвзятыми и представляют собой одну из крайностей в оценке трудов Мецгера.

Другой крайностью является отношение к научным работам Мецгера как к истине в последней инстанции. Как любой добросовестный учёный, он занимался исследованиями, стремился найти ответы на сложные вопросы, в чём-то был уверен, в чём-то сомневался или выдвигал гипотезы, но при этом оставался в рамках того, что можно назвать научной деятельностью. Хотя у него не было полного откровения в отношении новозаветной истины, его особый вклад в изучение древних текстов Нового Завета бесспорно является многогранным, весомым и ценным.

Книгу Брюса Мецгера «Текстология Нового Завета» можно считать одним из лучших учебников по этой дисциплине. Она может существенно обогатить понимание новозаветных текстов и оказать большую помощь всем изучающим Библию.


Словарь основных понятий
Словарь специальных терминов (тезариус)
Где оригинальные рукописи Нового Завета?
Греческий Новый Завет Textus Receptus
Греческий Новый Завет Нестле—Аланда
Два почерка Нового Завета